Женская занятость и безработица в 2000 г 2


головна сторінка Реферати Курсові роботи текст файли додати матеріалПродать работу

пошук рефератів

Конспект на тему Женская занятость и безработица в 2000 г 2

завантажити
Знайти інші подібні реферати.
подібні якісні роботи

Розмір: 44.72 кб.
Мова: російська
Розмістив (ла): Мирослава
10.12.2010
1 2 3    
СОДЕРЖАНИЕ
  ПОЛОЖЕНИЕ НА РЫНКЕ ТРУДА.. 2
РЕГИОНАЛЬНЫЙ АСПЕКТ ЗАНЯТОСТИ ЖЕНЩИН.. 9
СОЦИАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ РАБОТАЮЩИХ ЖЕНЩИН.. 14
ОБ ОПЫТЕ СТРАН ЦЕНТРАЛЬНОЙ И ВОСТОЧНОЙ ЕВРОПЫ.. 20
ПЕРСПЕКТИВЫ ЖЕНСКОЙ ЗАНЯТОСТИ.. 27
МЕРЫ ПО ПОДДЕРЖКЕ РАБОЧИХ МЕСТ И ДОХОДОВ      ЖЕНЩИН   32
ЛИТЕРАТУРА.. 36

ПОЛОЖЕНИЕ НА РЫНКЕ ТРУДА

Посмотрим, прежде всего, что из себя представляет "социальный портрет" современной российской трудящейся женщины. В стране работают 70% трудоспособных женщин, их доля в составе занятых составляет 48%. Среди безработных, ищущих работу, женщин меньше – 46%, в числе официально зарегистрированных в 2000 г. – около 70%. Средний возраст – 39 лет, из каждых 100 занятых 62 женщины имеют высшее и среднее профессиональное образование; замужем – 66%, на каждую женщину в детородном возрасте в среднем приходится, как правило, один ребенок. По профессиональным занятиям женщины распределились следующим образом: 7% - руководители, 34% - специалисты, 16% составляют служащие и счетно-финансовый персонал, 27% - квалифицированные рабочие и работники массовых профессий (продавцы, почтальоны, парикмахеры и прочие), 16% - неквалифицированных рабочих. Отраслевое распределение базируется "на трех китах" - примерно по трети женщин трудятся: 1) в социально-культурной сфере и науке; 2) производят материальный продукт; 3) предоставляют услуги, работая в сфере обслуживания, финансовых учреждениях и аппарате управления.
При всей серьезности объявленных новаций российской реформы (приватизация, либерализация, свобода труда и прочее) меньше всего изменилось положение типичного человека как собственника и труженика. Об этом свидетельствует практическое отсутствие альтернативных форм занятости: в мае 2000 г. только 6% женщин и 9% мужчин работали не по найму, в том числе 0,7% и 1,6% выступали как работодатели (женщины в основном в малом бизнесе); остальные 0,9, чтобы жить, как и в прежние времена, вынуждены были продавать (недорого и дешевле, чем прежде) свою рабочую силу. Тем самым не приходится и говорить о каком-то существенном изменении экономического, и прежде всего социально-трудового положения женщины.
Более того, оно заметно ухудшилось. Из 11 млн. потерявших в 1991 - 1999 г. г. работу или занятие в народном хозяйстве около 8 млн. были женщины, особенно в первые годы реформ. Их не стало там, где ими были исторически завоеваны определенные позиции – в сфере квалифицированного труда: в управленческом звене предприятий, в инженерно-конструкторском корпусе, в науке, приборостроении, электронике. Под нож пошла отечественная текстильная промышленность, где средний разряд рабочего (ткачихи и прядильщицы) был сравним со сложностью труда в машиностроении. Женщины остались там, где пока не могут быть заменены мужчинами, хотя такой процесс уже начался в банках, госаппарате, связи, жилищно-коммунальном хозяйстве, торговле и т.п. И только после этого первого вала волна сокращений "накрыла" мужской контингент работающих – строителей, угольщиков, военнослужащих, лесопроизводителей и пр., и безработица приобрела мужские черты. Однако общий результат не изменился – процесс приспособления экономики к новым рыночным условиям оказался явно сегментированным по полу и не в пользу женщин.
Учитывая, что экономика – фундамент реального равноправия женщин, происходящее в ней события непосредственно определяют направленность общего вектора изменений. Распределение женщин по профессиям в конце 90-х г. г. указывает на снижение доли индустриального труда в составе женской рабочей силы: в сфере промышленности, транспорта, строительства и других отраслях реального производства в 1999 г. трудились 37% женщин вместо 50% в 1990 г. Рабочие места, занятые женщинами, сократились почти в 2 раза. Наиболее востребованной оказалась сфера обслуживания (главным образом торговля, а также сервис, ЖКХ), где трудятся 24% всех работающих женщин (в 1990 г. – 16%) и наблюдается не только относительный, но и абсолютный прирост занятости. В то же время социальные отрасли (здравоохранение, образование, культура), в которых доля женского труда возросла с 25% в 1990 г. до 30%, только сохраняют его прежний абсолютный объем. Безусловный "рекорд" сокращений поставила наука: в 1990 г. в ней работало 1,5 млн. женщин, в 1999 г. осталось всего 611 000.
Такой отраслевой расклад усилил традиционность в профессиональной занятости женщин, которая была в прошлом основательно потеснена их значительной ролью в индустриальной сфере. Многочисленные обследования конкретных фирм показывают, что новые хозяева меняют многое: ассортимент, взаимоотношения, финансовые потоки, но не традиционное разделение труда по полу. Даже на успешно приспособившихся к рынку предприятиях женщины, как правило, - штамповщицы, упаковщицы, секретарши, мужчины – слесари, ремонтники, менеджеры. Это привело к увеличению показателей профессиональной сегрегации, вертикальной и горизонтальной: по расчетам, показатель диссимиляции составил в 1990 г. – 28%, в 1999 г. – 32%.
На этом фоне выделяются новые для России современные зоны занятости, связанные с развитием информатики, рыночных институтов и операций, в которых женщины сумели отвоевать себе в конкуренции с противоположным полом достойное место. Так, в финансовых учреждениях (ценные бумаги, страховое дело), дилерстве, сделках с недвижимостью, среди имиджмейкеров, специалистов по рекламе, паблик-рилейшн их 40 - 50%. Появились группы женщин, обслуживающие избирательные кампании, 7% депутатов в Госдуме – женщины. Новой профессиональной областью занятости является армия, где они служат офицерами, прапорщиками и мичманами, солдатами (соответственно 3, 26 и 71% всех военнослужащих женского пола).
Вернут ли женщины себе положение равновесного партнера сильного пола на рынке труда – это зависит прежде всего от того, сохранят ли они свое преимущество в профессиональном образовании, этой качественной основе формирования современного специалиста. Женщины пока лидируют в этом отношении по сравнению с мужчинами как в области высшего (24% против 19%), так и среднего специального образования (38% против 29%). Однако это преимущество чисто формальное, так как они составляют большинство (55%) и среди безработных с образованием. И хотя женская составляющая безработицы в последнее время стала заметно меньше, за исключением наиболее хронических ее форм, тем не менее указанный отрицательный показатель сохраняется.
Выход один – осваивать базовое профессиональное образование, в котором женщины отстаивали и отстаивают до сих пор, с помощью краткосрочного переобучения, дополнительного овладения вторыми профессиями для приспособления к конъюнктуре спроса. Но поскольку в трудоустройстве уменьшается роль образования по сравнению с трудовыми навыками, вполне реальна опасность снижения стимулов у женской молодежи к углубленному обучению.
Обобщая сложившиеся явления в сфере женского труда, стоит напомнить, что в начале перестройки активно обсуждался вопрос о степени объективности сложившегося в СССР высочайшего уровня их профессиональной занятости с позиций интересов общества и личности. Значительная часть женщин субъективно хотела бы расширить свои возможности больше находиться дома, заниматься детьми. Сейчас жизнь поставила их перед указанной дилеммой. И что же наблюдается?
Действительно, часть женщин "ушли" в домашнее хозяйство добровольно; число же тех, кто занимается им и тем не менее хочет работать, значительно превышает число не желающих этого (см. таблицу 1).
Вынужденная безработица и объективная потребность в оплачиваемом занятии для женщины, без вклада которой в семейный бюджет сегодня многим не прожить, реализовалась в виде мощного сегмента неформальной занятости на рынке труда: по расчетам, это 5-6 млн. женщин (1/5 к численности в легальном секторе), которые более или менее регулярно добывают свой хлеб таким, нередко полукриминальным способом. Получили распространение вынужденная неполная занятость, срочные контракты, договора подряда и т.д., где, однако, преобладают мужчины. Девять десятых официально работающих ныне женщин трудятся в условиях постоянного найма полный день.

Таблица 1.
Женщины в домашнем хозяйстве (тыс. чел)
Не хотят работать
Хотят работать
Из них: отчаялись найти работу
Май 2000 г.
 1957
 3184
 321
Май 1999 г.
 1890
 3511
 338
Почему же при всех перечисленных негативных моментах для женщин в кризисной России сохранились столь значительные масштабы женского труда? Здесь, несомненно, сказался фактор его необычайной дешевизны – в России традиционно низка цена рабочей силы женщины, в том числе обученной и квалифицированной. Это во многом наследство СССР, где централизованная тарифная политика хотя официально устанавливала единые по полу тарифы, но фактически отдавала предпочтение оплате труда в мужских отраслях: в тяжелой промышленности, на строительно-монтажных работах, на транспорте. Отсюда хуже оплачиваемыми оказались легкая, пищевая, образование, здравоохранение – отрасли с преимущественно женской занятостью. Мужчинам выплачивались большие надбавки за тяжесть работ, доплаты за сверхурочные, начислялись районные коэффициенты на Севере. В пользу мужчин сложилась и должностная иерархия, а следовательно, заработки практически на любом предприятии и организации. В целом в советский период указанные различия в оплате труда по полу оценивались по народному хозяйству как одна треть.
Определяя эту разницу в оплате сегодня, следует видеть два ее уровня: внутрифирменный и общеэкономический. В пределах одной фирмы зарплата женщин и мужчин одинаковых профессий приблизительно на одном уровне (учителя школ – 99,7%, врачи – 82%, маляры – 91%, бортпроводницы – 86% и т.д.).
В отраслевой и межотраслевой составляющей, окончательно формирующей общенациональный показатель гендерной дифференциации, несколько иная картина. Проведенное в 1998 г. Госкомстатом обследование по заработной плате мужчин и женщин в ведущих отраслях народного хозяйства показало амплитуду различий по полу от 10% в сельском хозяйстве, 17% в образовании до 41% в геологии. В 1999 г. эти показатели составили соответственно 12, 22 и 45%. Разница в оплате труда женщин и мужчин в экономике России составила 30% в 1998 г. и 35% в 1999 г.
Анализируя сложившуюся ситуацию, мы видим, что: а) труд женщин хуже оплачивается везде, даже там, где их большинство; б) их положение вертикально и горизонтально более выровнено, чем у мужчин; в) женская отраслевая иерархия зарплат в принципе повторяет мужскую: если женщина работает в отрасли с преобладанием мужского труда, у нее выше шансы получать больше, чем у товарки по профессии в женской отрасли, и т.д.
Судя по всему, существующая разница в оплате труда женщин и мужчин возрастет (по данным ВЦИОМ, они сами оценивают ее величину как почти двойную), имея в виду промышленную политику нашего государства, поведение частного капитала, редкие и незначительные индексации ставок бюджетников. Так, в 2001 г. зарплату бюджетников намечается повысить всего на 20%, тогда как, судя по предыдущему году, энергетика, добывающие отрасли, металлургия будут иметь темпы прироста, опережающие социальную сферу примерно в 1,5 раза.
И дело тут не в традиционном отставании женской заработной платы по фактору условий труда, профессионально-отраслевого и должностного неблагополучия, но и в общем нищенском уровне оплаты труда для всех (80 долл. в месяц в 2000 г), из которого женщинам как "второму" работнику достаются заработки лишь на уровне выживания. Мужские профессии, особенно в добывающих отраслях, и оплачиваются выше, чем в социально-культурной сфере, в легкой промышленности, и отличаются принципиально. Они обеспечивают содержание работника и его семьи, тогда как при женских занятиях такая норма не соблюдается. В августе 2000 г. при прожиточном минимуме трудоспособного 1350 руб. в месяц работа учительницы, воспитательницы, медсестры, ткачихи, штамповщицы, упаковщицы, лаборантки, уборщицы (все перечисленные профессии в русском языке женского рода) оплачивается ниже прожиточного минимума и без учета иждивенца и позволяет всего лишь выживать, особенно если в семье нет мужчины – истинного ее кормильца. Это ли не реальная дискриминация по полу?
Нужны десятилетия если не для ликвидации такого положения, то хотя бы для сближения затрат мужчин и женщин. По долговременным наблюдениям, как бы ни росли время от времени заработки в пользу женщин, данный процесс носит всего лишь "догоняющий" характер. Эта пропасть образовалась давно, ее корни в общественных отношениях, она, если хотите, - один из признаков структурно-экономической отсталости России, когда сырьевые отрасли не были потеснены обрабатывающими, а домашнее хозяйство – специализированным сервисом.
В 1999 г. в легкой промышленности, воспользовавшись увеличением курса доллара, сумели обеспечить повышение средней заработной платы работницам почти на 70%. Результат – зарплата чуть больше 1300 руб. в месяц. Если сейчас самые хорошие зарплаты по отраслям с преобладанием женского состава (управление, пищевая промышленность, связь) в среднем достигают 2,5 – 3 тыс. руб. в месяц, то все равно это несравнимо с выплатами по 4 - 7 тыс. руб. работающим мужчинам в добывающих отраслях.
Проблема серьезна, однако в системе государственных мер политики занятости и трудовых отношений не просматривается общественная потребность в регулировании оплаты труда по полу. В определенной степени этому, вероятно, мешает бытующее мнение о том, что недоплаты женщинам в заработках за труд компенсируются их повышенной долей в социальных выплатах, связанных с материнством и родительством.
К тому же началось снижение цены рабочей силы в части тарифа на социальное страхование, в основном поступающего в пользу женщин (с 38,5 в 2000 г. до 36% в 2001 г). А социальные выплаты предприятий в той же цене пока ничтожны (33-38 руб. в месяц). Все это при условии сокращения сложившихся различий и тем более их роста увеличивает абсолютную дифференциацию в цене наемного труда.
С оживлением экономики, продолжением структурной промышленной политики и политики фактического замораживания минимальной заработной платы, критического отставания ставок в бюджетной сфере абсолютные различия в женских и мужских трудовых доходах грозят вывести российский рынок труда не на уровень передовых стран, а государств со значительно более низким уровнем развития. Это обостряет проблему значимости самостоятельного дохода работающей женщины, являющегося основой ее экономической независимости и реального равноправия.
Поэтому особенно важен учет гендерной составляющей в программах воздействия на рынок труда, в политике занятости.

РЕГИОНАЛЬНЫЙ АСПЕКТ ЗАНЯТОСТИ ЖЕНЩИН

Поговорим о гендерных проблемах труда и занятости по регионам, используя выборочные обследования Госкомстата за 1992-2000 г. г. Они, как известно, не совсем совпадают с прежним делением по экономическим районам: Тюмень из Западно-Сибирского региона попала в Уральский, Башкортостан и Удмуртия из Уральского перешли в Поволжский округ; в нем же оказались все субъекты бывшего Волго-Вятского района; ликвидирован Северный экономический район, его территории объединены с прежним Северо-Западом под единым названием; вместо Северо-Кавказского региона появился Южный округ, включающий Астраханскую область.
В соответствии с данными Госкомстата, российский рынок труда имеет достаточно выраженную специфику. Самый значительный контингент работающих женщин сосредоточен в Центральном и Поволжском регионах. Естественно, что это соотношение для таких крупных конгломератов повторяет масштаб рынка труда: чем больше общая численность занятых, тем больше и занятых женщин. Однако эта пропорция не всегда соблюдается, так как существуют трудоизбыточные регионы (Южный в первую очередь) в прежнем понимании, когда наблюдается диспропорция между трудоспособным населением и уровнем развития локального хозяйства в условиях полной занятости.
По отдельным областям ситуация складывается следующим образом: в Москве трудится максимально большое количество женщин – 2,1 млн. чел., за ней следует Свердловская область – 1 млн. чел., в Ростовской, Самарской, Нижегородской, Челябинской областях работают по 0,8 млн. женщин. Анализируя этот перечень областей, видим, что все они – индустриально развитые и бюджетопроизводящие субъекты РФ в основном в европейской части РФ. За Уралом всего три таких региона: Тюменская и Кемеровская области, а также Красноярский край с занятостью по 0,6 млн. женщин.
    продолжение
1 2 3    

Добавить конспект в свой блог или сайт
Удобная ссылка:

Завантажити конспект безкоштовно
подобрать список литературы


Женская занятость и безработица в 2000 г 2


Постійний url цієї сторінки:
Конспект Женская занятость и безработица в 2000 г 2


Разместите кнопку на своём сайте:
Рефераты
вгору сторінки


© coolreferat.com | написать письмо | правообладателям | читателям
При копировании материалов укажите ссылку.