Биомедицинская этика этика и деонтология в работе медицинской сестры

Загрузка...

головна сторінка Реферати Курсові роботи текст файли додати матеріалПродать работу

пошук рефератів

Реферат на тему Биомедицинская этика этика и деонтология в работе медицинской сестры

завантажити
Знайти інші подібні реферати.
подібні якісні роботи

Розмір: 60.29 кб.
Мова: російська
Розмістив (ла): cool
04.12.2010
1 2 3    

СИБИРСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ МЕДИЦИНСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ


Курсовая работа

по сестринскому делу на тему


Биомедицинская этика

(этика и деонтология в работе медицинской сестры)


Выполнила студентка ЗФВМСО

группы 59-04

Слесарева С.В.


Томск

2001


Содержание:


Становление биомедицинской этики

3

Характеристика деятельности медицинской сестры

12

Отношения: медсестра - пациент

15

Психотерапевтическая роль медсестры

16

Вербальный способ общения

19

Функции общения

23

Инвазивные методы в практике медсестры

27

Список использованной литературы

32



Становление биомедицинской этики


Первые прог­рессивные концепции медицинской этики, дошедшие до нас из глубин веков, зафиксированы в древнеиндийской книге «Аюрведа» («Знание жизни», «Наука жизни»), в которой наряду с рассмотрением проблем добра и справедливости высказываются наставления врачу быть сострадательным, доброжелательным, справедливым, терпеливым, спокойным и никогда не терять самообла­дания. Обязанности врача заключаются в постоянной заботе об улучшении здоровья людей. Ценой своей жизни медицинский работник должен отстаивать жизнь и здоровье больного.

Большое развитие медицинская этика получила в Древней Греции и ярко представлена в клятве Гиппок­рата. Медицинская этика прогрессивных врачей древности была направлена против стяжателей, шарлатанов, вымогателей, стремящихся нажиться за счет больного человека. Клятва Гиппократа оказала большое вли­яние на развитие медицинской этики в целом. Впослед­ствии студенты, оканчивающие медицинские учебные заведения, подписывали «факультетское обещание», в основу которого были положены нравственные запове­ди Гиппократа.

Характерной особенностью развития медицинской этики в эпоху капитализма является скрупулезная детализация норм поведения медицинских работников. Так, в Восточно-Галицинском деонтологическом кодексе, утвержденном в конце XIX в., предусматриваются такие пункты, в которых уточняется, как делить гонорар при приглашении к больному второго врача, сколько ждать опоздавшего на консилиум коллегу и др.

В капиталистических странах медицина по существу превращена в объект торговли, где медицинский работ­ник выступает в качестве предпринимателя. С развити­ем империализма медицинская этика в капиталистиче­ских странах становится еще более реакционной в связи с применением новых средств уничтожения людей, оставляющих тяжелые последствия в будущем (удуша­ющие газы, атомная бомба, напалм, бактериологиче­ское оружие и др.). Небывалого масштаба достигли геноцид и расовая дискриминация. Важно отметить, что во все эти античеловеческие мероприятия вовлекаются медицинские работники. Медицинская промышленность принимает монополистический характер. Медицинская этика по существу вырождается в корпоративную мораль медицинских обществ, в центре внимания кото­рых стоят интересы частнопрактикующих медицинских работников.

Профессионально-корпоративные организации меди­цинских работников активно действовали и во многих губерниях России в XIX—начале XX вв. и имели свои кодексы.

Многие выдающиеся отечественные медики оказали большое влияние на развитие медицинской этики в нашей стране. Так, М. Я. Мудров считал, что нужно воспитывать медицинских работников в духе гуманиз­ма, честности и бескорыстия. Он писал, что приобрете­ние врачебной профессии должно быть делом не слу­чая, а призвания. Вопросы медицинской этики получи­ли дальнейшее развитие в трудах Н.И. Пирогова, С. П. Боткина, И. П. Павлова и многих других ученых. Развитие революционно-демократических идей в Рос­сии в начале XX в. нашло отражение и в вопросах медицинской этики. Это касалось понимания врачебно­го долга. Врач—общественный деятель, по словам В. В. Вересаева, должен не только указывать, он до­лжен бороться и искать пути, как провести свои указания в жизнь.

Великий древнегреческий врач Гиппократ утвер­ждал: "Искусство медицины включает три вещи: врача, болезнь и больного". За 2500 лет, прошед­ших со времен Гиппократа, к 3 названным им сла­гаемым медицины добавилось 4-е — медсестра.

"Врач — служитель искусства и больной должен бороться с болезнью с самого ее начала на стороне врача", — считал Гиппократ. Очевидно, что и мед­сестра вправе ожидать, чтобы больной видел в ней своего союзника в борьбе за здоровье.

Историко-этимологический анализ древнерусско­го (славянского) слова "врачь" свидетельствует, что так называли людей, умеющих "врать", т. е. заговари­вать боль, колдовать, предсказывать судьбу.

В современном русском языке врачом называют человека, окончившего высшее медицинское учеб­ное заведение. После введения высшего сестрин­ского образования адекватного названия новой профессии еще не придумали. В связи с тем что на факультетах высшего сестринского образования стали в первую очередь готовить руководителей, ор­ганизаторов сестринских служб, пока ограничились заимствованием из английского термина "менеджер сестринского дела".

В статье 54 "Основ законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан" (1993) ука­зывается, что право на занятие медицинской и фармацевтической деятельностью в РФ имеют лица, получившие медицинское и фармацевтическое об­разование в РФ, имеющие диплом и специальное звание (выделено мной, — М. Я.), а на занятие оп­ределенными видами деятельности, перечень кото­рых устанавливается Минздравмедпромом РФ, — также сертификат специальности и лицензию.

В "Основах законодательства" имеется также ста­тья 60 "Клятва врача", гласящая: "Лица, окончив­шие высшие медицинские учебные заведения РФ и получившие диплом врача, дают Клятву врача. Текст Клятвы врача утверждается Верховным Сове­том Российской Федерации. Врачи за нарушение Клятвы врача несут ответственность, предусмотрен­ную законодательством Российской Федерации".

Следует сразу отметить, что в указанных статьях ни слова не говорится о медсестрах, несмотря на то, что в 1993 г., когда утверждались "Основы законодательства РФ об охране здоровья граждан", фа­культеты высшего сестринского образования уже существовали в России.

Клятва врача — моральное обязательство, при­нимаемое перед государством. Во времена Гиппо­крата клялись перед богами: "Клянусь Аполлоном врачом, Асклепием, Гигией и Панакеей и всеми бо­гами и богинями, призывая их в свидетели...".

В 1983 г. выпускники сестринской школы в Мичигане впервые давали "Клятву Флоренс Най­тингейл", названную именем основоположницы на­учного сестринского дела. Ее текст был сформули­рован комитетом под председательством медсестры Листры Гриттер. В клятве говорилось: "Перед Богом и перед лицом собравшихся я торжественно обе­щаю вести жизнь, исполненную чистоты, и честно выполнять свои профессиональные обязанности.

Я буду воздерживаться от всего вредного и па­губного и никогда сознательно не использую и не назначу лекарство, которое может причинить вред. Я сделаю все, что в моих силах, чтобы поддержи­вать и повышать уровень моей профессии. Я буду держать в тайне всю личную информацию, которая окажется в моем распоряжении во время работы с пациентом и его родными.

Я буду преданно помогать врачу в его работе и посвящу себя неустанной заботе о благополучии всех вверенных мне пациентов".

Если сравнить текст этой клятвы с Клятвой Гип­пократа, то нетрудно обнаружить много схожего. В этом нет ничего удивительного. Точно так же схожи по сути клятвы врачей Древней Индии и средневеко­вые факультетские обещания. Присяга врача Россий­ской империи и Женевская декларация Всемирной медицинской ассоциации, которая гласит: "Здоровье моего пациента — моя первейшая забота". Так было во все времена, сколько существует медицина.

Этический кодекс врачей Древнего Тибета, изло­женный в трактате "Жуд-ши", переведенный на рус­ский язык в конце прошлого века врачом П. Бадмаевым, выдвигал следующие положения. "Тради­ции врачебного сословия требуют соблюдения 6 ус­ловий: 1) быть способным к врачебной деятельно­сти; 2) быть гуманным; 3) понимать свои обязанно­сти; 4) быть приятным для больных и не отталки­вать их своим обхождением; 5) быть старательным; 6) быть ознакомленным с науками".

Эти требования в одинаковой степени могут быть предъявлены и врачу, и медсестре, и в конце 20 века они столь же значимы, как и 2000—3000 лет назад.

В настоящее время в России работает более 800 000 врачей 81 специальности (по номенклатуре Минздравмедпрома РФ). Остаются верными слова Гиппократа о том, что "многие себя называют врачами, но немногие ими являются в действитель­ности... Лучшие из врачей те, которые причиняют меньше зла . В наши дни мы можем убедиться в справедливости слов М. Я. Мудрова: "Во врачебном искусстве нет врачей, окончивших свою науку... Врач посредственный более вреден, чем полезен".

В 1803 г. английский врач Т. Персиваль издал книгу "Медицинская этика, или свод установлен­ных правил применительно к профессиональному поведению врачей и хирургов" (хирурги в те време­на к врачам не относились). Если познакомиться с этими правилами, то можно убедиться, что их впол­не можно использовать для служебных инструкций врачам и медсестрам XX века. "Больничные врачи и хирурги должны так оказывать помощь больным, чтобы у них создалось, впечатление важности их службы; что покой, здоровье и жизнь тех, кто вве­рен их заботам, зависят от их умения, внимания и преданности. Они должны усвоить также, что в их манере держаться следует соединить нежность с твердостью, снисходительность с авторитетом, что­бы пробудить в умах своих пациентов чувства бла­годарности, уважения и доверия... Чувства и эмо­ции больных в критических обстоятельствах следует знать и принимать во внимание не в меньшей сте­пени, чем симптомы их болезни... Поскольку не­правильная оценка может усилить реальное зло (бо­лезнь) или создать воображаемое, никакие обсужде­ния по поводу существа заболевания не допустимы в присутствии больных ни с врачом (хирургом), ни с учениками больницы или другим медиком, при­глашенным в больницу... В больших палатах боль­ницы с пациентами следует говорить об их жалобах таким тоном голоса, чтобы не было слышно окру­жающим. Тайна, когда того требуют особые обстоя­тельства, должна быть строго соблюдена. А к жен­щинам следует относиться с самой скрупулезной деликатностью. Пренебрегать или смеяться над их чувствами жестоко... Никакие предосторожности при приеме больных, страдающих неизлечимыми болезнями, или заразными по своей природе, или имеющих тенденцию усугубляться в нечистой атмо­сфере, — не могут устранить то зло, которое прино­сят тесные палаты и ложная экономия... Разгра­ничение болезней, с которыми принимают в боль­ницу, состояние воздуха, питание, чистота, лекарст­ва — все это следует подвергать внимательной про­верке в определенные периоды времени...".

В системе взаимоотношений медицинский ра­ботник — больной последнему принадлежит такая же важная роль, как и первому. Слово "больной" понятно каждому. Следует отметить, что в русском языке использовалось немало слов, означавших не только боль у человека, обратившегося за медицин­ской помощью, но и качественное состояние его здоровья, а иногда и происхождение болезни: "кале­ка", "калековатый", "блаженный" (сумасшедший), "недвижье", "хилый", "неизцельный", "мозглявый", "уморенный", "сдохлик", "чахлый" (чахоточный), "хворобый". Наряду с глаголом "болеть" в различных местностях России использовались такие, как "вянуть", "чахнуть", "кукситься" (о детях), "карежиться", "оключиться" (ослабеть), "изнуриться", "изно­ситься", "скапутиться" (свалиться с ног), "захиреть" (притворяться) и др..

В современной медицине слово "больной" в ос­новном относится к людям, находящимся на ста­ционарном лечении, и все чаще заменяется словом "пациент", означающим в переводе с латинского "страдающий", а в переводе с французского "терпе­ливый", "пассивный", "безучастный". Однако разве все больные терпеливы и пассивны, безучастны в решении своей судьбы?

В современной российской реальности слово "пациент" можно использовать не только потому, что оно стало международным, но и потому, что не­обходимо большее терпение, чтобы получить меди­цинскую помощь без излишних материальных и нервных затрат. Пациенты могут быть разного пола, возраста, на­циональности, специальности, социального статуса, состояния здоровья. Однако все они имеют право на то, чтобы медицинский работник видел в них личность, заслуживающую уважения, внимания и сострадания.

В современном здравоохранении понятия уваже­ния личности, самостоятельности пациента и само­определения являются первостепенно важными; они находятся в центре любых отношений между медицинским работником и пациентом.

Автономность, или самостоятельность пациента (больного) защищена главным образом посредством согласия на лечение, которое он дает после того, как получит информацию о состоянии своего здо­ровья. Принцип информированного согласия утвер­дился в современном здравоохранении вместе с признанием приоритетного значения прав человека во всех сферах жизни. Этот принцип стал реакцией человеческого общества на бесчеловечные опыты фашистских и японских врачей, на злоупотребле­ния психиатрией против инакомыслия и другие ан­тигуманные действия. Этот принцип означает, что врач, медсестра, фельдшер или любой другой меди­цинский работник должен максимально полно ин­формировать пациента, дать ему оптимальные сове­ты, учитывая его возможности в общении и соци­альное положение. Затем пациент свободно выби­рает курс своих дальнейших действий, по его мне­нию, наиболее приемлемый и лучший. Может случиться, что его решение не станет наилучшим с точки зрения медицины. Пациент вообще может отказаться от лечения, и с этим теперь приходится считаться. Принудительное лечение социально опасных больных может осуществляться только по решению суда.

Очень важным этическим принципом, на кото­ром базируются отношения между медицинским ра­ботником и пациентом, является непричинение вреда.

Со времен Гиппократа в медицине утвердился принцип "прежде всего не навреди". Это обязатель­ный принцип, но он допускает некоторую долю риска. Применение силы для удерживания пациен­та, ставшего агрессивным и опасным для других, можно рассматривать и как умышленное причине­ние ему вреда, но оно морально оправдано. Подвер­гать пациента риску можно только в тех случаях, когда это объясняется достижением какой-то ясной цели, касающейся его здоровья, и когда нет другого выбора. Гормональная и лучевая терапия, хирур­гическая операция и радионуклидная диагностика могут рассматриваться как рискованные действия и быть вредными для здоровья пациента, но этот вред не наносится умышленно, а надежда на успех в борьбе со смертельно опасной болезнью оправдыва­ет риск.

В основе медицинской профессии лежит и ува­жение к жизни, включающее принцип священности человеческой жизни и принцип качества (осмысленно­сти) жизни. Для медицинского работника любая жизнь обладает одинаковой ценностью, она свя­щенна. Принцип качества жизни часто противопос­тавляется принципу ее священности, хотя это недо­пустимо. Страдающий неизлечимой болезнью паци­ент может решить, стоит ли ему продолжать лече­ние, только продлевающее его мучения. Однако ме­дицинский работник не может сам, без участия па­циента, решить эту проблему. Непричи­нение вреда, зла, ущерба здоровью пациента — пер­вейшая обязанность каждого медицинского работ­ника. Пренебрежение этой обязанностью в зависи­мости от степени ущерба здоровью больного может стать основанием для привлечения врача или медсе­стры к судебной ответственности.

Медицинская этика требует от специалиста не только непричинения зла, но и свершения благодея­ний. "В какой бы дом я ни вошел, я войду туда для пользы больного", — говорится в Клятве Гиппо­крата.

"Я посвящу себя неустанной заботе о благопо­лучии всех вверенных мне пациентов", — обещают последовательницы Флоренс Найтингейл. "Спешите делать добро", — призывает надпись на памятнике врачу-гуманисту Ф. П. Гаазу, установленному в Мо­скве на средства жителей города. Эти слова были духовным завещанием новым поколениям медиков человека, который следовал указанному принципу всю свою жизнь.

Благодеяние — моральный долг медицинских ра­ботников, основа деонтологии (учение о должном). Долг, должность и должное — слова одного корня, хотя каждый понимает их по-своему.

Благодеяние в медицине может иметь различные формы. Это не только умело проведенная операция, назначение эффективного лекарства, старательный уход за больным. Благодеянием могут быть и проду­манные рекомендации, касающиеся образа жизни пациента, вовремя сделанная прививка против ин­фекционной болезни, борьба за чистоту воздуха в районе, акции протеста против военных конфлик­тов (движения "Врачи мира против ядерной войны", "Врачи мира против насилия", "Врачи без границ" и др.).

В известной книге В. В. Вересаева "Записки врача" есть такие строки: "Ко мне приходит прачка с экземою рук, ломовой извозчик с грыжею, пря­дильщик с чахоткою; я назначаю им мази, порошки и пелоты — и неверным голосом, сам стыдясь ко­медии, которую разыгрываю, говорю им, что глав­ное условие для выздоровления — это то, чтобы прачка не мочила себе рук, ломовой извозчик не поднимал тяжестей, а прядильщик избегал пыльных помещений. Они в ответ вздыхают, благодарят за мази, порошки и объясняют, что дела своего они бросить не могут, потому что им нужно есть... Врач, — если он врач, а не чиновник врачебного долга, — должен прежде всего бороться за устранение тех ус­ловий, которые делают его деятельность бессмыс­ленною и бесплодною...".

История сестринского дела особенно богата при­мерами высокого понимания своего долга. Совер­шенно очевидно, что не нужда заставила отправить­ся на фронт Крымской войны Ф. Найтингейл и Е. Бакунину, вышедших из богатых аристократических семей, так же как и баронессу Ю. Вревскую, умер­шую от сыпного тифа во время русско-турецкой войны, и великую княгиню Елизавету Федоровну, свершавшую подвиги милосердия и заплатившую за это своей жизнью. Основательница Марфо-Мариинской обители сестер милосердия Елизавета Федоровна была арестована в 1918 г. и расстреляна большевиками. Русская православная церковь причислила ее к лику святых. В наши дни всему миру известно имя Терезы ( Калькуттской — "матушки Терезы", как называют ее люди, основавшей орден Посланников милосердия. Этот орден открыл множество центров помощи слепым, престарелым, прокаженным в разных странах. Тереза Калькуттская — лауреат Нобелевской премии мира - отдала денежную часть премии на нужды прокаженных, как отдала раньше все свое со­стояние, все подарки, награды и премии.

Материнская, родительская забота медицинского работника о своем пациенте дала основание назвать такую модель взаимоотношений между ними парентализмом (от англ. "родители"), или патернализмом (от лат. pater — отец). Патернализм может прояв­ляться сильно или слабо в зависимости от способ­ности пациента принимать самостоятельные реше­ния. Сильный патернализм отвергает даже те реше­ния, которые пациент принял добровольно на осно­ве достаточно полной информации о своем состоя­нии. Патернализм считается слабым, когда способ­ность пациента принимать самостоятельные реше­ния находится под влиянием эмоций, что делает их недобровольными, или когда пациент недостаточно информирован и его решения не могут быть адек­ватными сложившейся ситуации. Патернализм име­ет определенные возможности для того, чтобы за­щитить человека от его собственных неправильных решений, но в таком случае он противоречит прин­ципу уважения автономии пациента. Сильный патернализм, чрезмерная забота о па­циенте, навязывание ему своего мнения не всегда морально оправданы в отличие от патернализма в слабой форме.

Если заботу о здоровье пациента и ответствен­ность за него берет на себя не один специалист, а несколько, то мы имеем право говорить о коллеги­альной модели взаимоотношений. Она весьма рас­пространена в современном здравоохранении, но не всегда бывает самой лучшей с позиций медицин­ской этики. В условиях специализации, профилизации, бригадных методов лечения, когда с пациен­том работает несколько врачей, медсестер, имеющих разный уровень профессиональной и нравственно-этической подготовки, происходит де­формация взаимоотношений в системе медицин­ский работник — пациент.

Автор книги "Врач, сестра, больной", известный венгерский психотерапевт И. Харди, пишет, что безличность в хирургии, проявляющаяся в выдви­жении на первый план работы хирургических бри­гад, приводит к обезличиванию больного, анато­мическому подходу (хирурги говорят "Проопериру­ем эту язву" или "Удалим эту злокачественную опу­холь").

Проф. Н. Эльштейн, автор неоднократно переиз­дававшейся книги "Диалог о медицине" и многих других работ по проблемам медицинской этики, считает, что специализация, фетишизация лабора­торных, инструментальных исследований обуслови­ли отход от классических приемов врачевания и привели к потере доверия больных к медицине. Не­обходимость контактов больного с большим ко­личеством медицинских работников делает пробле­матичным соблюдение врачебной тайны.

Мы не можем отрицать необходимость специа­лизации в современной медицине. Она определяет высокий уровень квалифицированной медицинской помощи, обеспечивает точность диагностики, эф­фективность лечения, профилактики, реабилита­ции. Вместе с тем если не будут приняты соответст­вующие меры, она может быть причиной негатив­ных явлений, привести к утрате преемственности в лечении, индивидуального подхода к каждому па­циенту, запутать врача, медсестру, пациента в слож­ном лабиринте современной медицины.

Сущность контрактной модели взаимоотноше­ний пациента и медицинского работника ясна из названия. Они заключают между собой контракт, договор, соглашение, в котором определяются рам­ки их взаимоотношений. Моральная сторона в кон­тракте не находит отражения, но легко догадаться, что большим успехом у пациентов пользуется спе­циалист, сочетающий высокий профессионализм с тщательным соблюдением норм и правил медицин­ской этики.

Существует модель взаимоотношений, точно и образно названная "моделью автомеханика", при которой пациент встречается с медицинским работ­ником только для "устранения поломки" в своем организме. Однако и для автомехаников существуют какие-то моральные нормы и гарантийные обязательства. При "модели автомеханика" в меди­цине медицинский работник не проявляет заботы (патернализма) о своем пациенте после завершения "ремонта". Вместе с тем если этот "ремонт" будет плохо сделан, вряд ли кто-нибудь обратится к нему вторично или посоветует сделать это своим друзь­ям, знакомым, родственникам.

Одним из важнейших принципов отношений ме­жду медицинским работником и пациентом являет­ся принцип дистрибутивной справедливости. Это оз­начает обязательность предоставления и равнодос­тупность медицинской помощи. Обычно он находит отражение в законодательных актах и социально обусловлен. Каждое сообщество устанавливает пра­вила и порядок предоставления медицинской помо­щи в соответствии со своими возможностями.

Этический кодекс врачей Древней Индии уста­навливал для них следующие обязанности: "Днем и ночью, как бы ни был ты занят, ты должен всем сердцем и всей душой стараться облегчить страда­ния твоих пациентов. Ты не должен покидать или оскорблять твоих пациентов даже ради спасения собственной жизни или сохранения средств к суще­ствованию. Ты не должен прелюбодействовать даже в мыслях. Точно так же ты не должен стремиться к обладанию чужим имуществом...".

В тоже время этот кодекс устанавливал ряд за­претов в отношении оказания медицинской помо­щи: "Не следует лечить того, кого ненавидит вла­ститель, или тех, кто ненавидит властителя, или ко­го ненавидит народ, или тех, кто ненавидит народ. Точно также не следует лечить того, кто крайне не­нормален, зол, отличается плохим характером или плохим поведением, не доказывает свою честность, находится при смерти, а также женщин, которых не сопровождают мужья или опекуны...".

При таком избирательном подходе всегда можно было отыскать причину для отказа в помощи.

Средневековый кодекс китайских врачей, изло­женный в книге "Тысяча золотых лекарств", считал обязательным, чтобы врач был справедливым и не алчным. "Он должен испытывать чувство сострада­ния к больным и торжественно обещать облегчить страдания больных независимо от их состояния. Аристократ или простой человек, бедняк или богач, пожилой или молодой, красивый или уродливый, враг или друг, уроженец этих мест или чужеземец, образованный или необразованный — всех следует лечить одинаково. Он должен относиться к страда­ниям пациента, как к своим собственным, и стре­миться облегчить его страдания, невзирая на собст­венные неудобства, например ночные вызовы, плохую погоду, голод, усталость. Даже неприятные случаи, например абсцесс, понос, рак следует лечить без всякой неприязни. Тот, кто следует этим правилам, — великий врач, в противном случае — он великий негодяй" .

К сожалению, в отношении справедливости этот замечательный кодекс выглядит утопическим не только для китайских врачей эпохи Средневековья, но и для современных. Дистрибутивная несправед­ливость особенно часто возникает при распределе­нии дорогих лекарств, использовании сложных ме­дицинских технологий. В условиях дефицита она становится обыденным явлением и наносит огром­ный моральный и психический ущерб тем, кто был обделен по тем или иным причинам новым лекар­ством, не смог оплатить обследование на новом ди­агностическом приборе или сложную операцию.

Обсуждение проблемы справедливости требует принятия решений о макро- и микрораспределе­нии. Проблемы макрораспределения товаров и услуг (в условиях рыночных отношений лекарства и медицинская помощь являются товаром) решаются на уровне социума, становятся сферой социальной политики и неразрывно связаны с экономическими проблемами. Они включают в себя финансирование научно-исследовательской работы, профилактиче­ских и лечебных программ различных уровней и се­стринского образования, массового просвещения и иных форм массовой оздоровительной работы. Од­нако более насущны для медицинских работников проблемы микрораспределения ограниченных ре­сурсов нашего здравоохранения. В этих ситуациях, возникающих ежедневно в работе любого врача или сестры, только медицинские показания не могут служить единственно верным критерием распреде­ления дефицитных лекарств или услуг. В связи с этим возникла и стала весьма острой в наших усло­виях проблема дистрибутивной справедливости в здравоохранении. Очень часто врач или сестра не могут решить эту проблему самостоятельно. В таких случаях на помощь им приходят коллеги, этические комитеты (там, где они существуют).

Международный кодекс медицинской этики, ут­вержденный Всемирной медицинской ассоциацией в 1968 г., следующим образом определяет общие обязанности врача: "Врач должен всегда соответст­вовать высочайшим стандартам профессионального поведения. Врач должен исполнять свои профес­сиональные обязанности, не думая о выгоде. Следу­ет считать неэтичным: а) любую саморекламу, за исключением разрешенной национальными кодек­сами медицинской этики; б) сотрудничество в любом медицинском учреждении, где врач не имеет профессиональной независимости; в) получение любых денег сверх профессионального гонорара за услугу, оказанную пациенту, даже с его согласия. Любое действие или совет, которые могли бы осла­бить физическую или психическую сопротивляемость человека, могут быть использованы только в его интересах. Врачу рекомендуется относиться с огромной осторожностью к разглашению открытий и новых технологий лечения". Врач должен под­тверждать или освидетельствовать только в пользу того, в чем он лично уверен.

По отношению к больному Международный ко­декс медицинской этики определяет для врачей сле­дующие обязанности: "Врач всегда должен помнить, что его обязанность — сохранение человеческой жизни. Врач должен проявлять по отношению к своему пациенту полную лояльность и использовать в помощь ему все свои знания. Всякий раз, когда исследование или лечение требуют знаний, превы­шающих его способности, он должен пригласить других врачей, имеющих соответствующую квали­фикацию... Долг врача — предоставить срочную по­мощь, если он не уверен, что другие специалисты хотят или могут ее предоставить...".

Совершенно очевидно, что по своим основным позициям этот кодекс сходен с Клятвой Флоренс Найтингейл, и в этом нет ничего удивительного. В отношении больного у врача и сестры были, есть и будут всегда общие цели и задачи — сохранение его здоровья и жизни.

Весьма сходны по своим основным этапам в со­временной медицине врачебный и сестринский процесс: выслушивание жалоб пациента, обследова­ние и исследования, постановка диагноза, сообще­ние его пациенту, выбор способа лечения, процесс лечения, дальнейшие рекомендации. Однако в со­держании каждого этапа врачебного и сестринского процесса существуют большие различия.

Не буду останавливаться на подробной характе­ристике врачебного процесса, который достаточно полно освещен во множестве книг, пособий, руко­водств. О сестринском процессе в нашем здраво­охранении стали говорить только в последние годы. Что же понимают под сестринским процессом зару­бежные специалисты?

Сестринский процесс — образ мышления и дей­ствий по отношению к основным объектам сест­ринского дела — людям, окружающей среде, здоро­вью. Это метод организации и оказания сестрин­ской помощи, который включает в себя пациента и сестру как взаимодействующих лиц. Их необходимо рассматривать как личности и относиться к ним с должным уважением. Цели сестринского процесса включают: 1) определение потребностей пациента в уходе; 2) определение приоритетов по уходу и ожи­даемых целей или результатов ухода; 3) применение сестринской стратегии, направленной на удовлетво­рение потребностей пациента; 4) оценку эффектив­ности сестринского ухода.

Организационная структура сестринского про­цесса состоит из 5 этапов: 1) обследование (сбор информации о состоянии здоровья пациента); 2) се­стринский диагноз (определение и обозначение су­ществующих и потенциальных проблем пациента, требующих сестринского вмешательства); 3) состав­ление плана (определение программы действий); 4) действия, необходимые для осуществления плана; 5) оценка (исследование реакций пациента на вме­шательство сестры).

Характеризуя первый этап — обследование как текущий процесс сбора и оформления данных о со­стоянии пациента, необходимо указать на информа­цию, которую собирает сестра, и источники ее по­лучения. Это физиологические данные (их можно почерпнуть из истории болезни и при физическом обследовании), данные о развитии, психологиче­ские данные (индивидуальные особенности харак­тера, самооценка, способность принимать реше­ния); социологические данные (функции, взаимо­отношения, источники); культурные данные (этиче­ские и культурные ценности); духовные данные (ду­ховные ценности, религиозность и т. д.); данные об окружающей среде.

Данные обследования могут быть объективными и субъективными. Объективные данные включают наблюдения и данные, полученные сестрой, субъек­тивные — предположения пациента о состоянии своего здоровья. Субъективные данные включают чувства и эмоции, выраженные словами, мимикой, жестами (вербальным или невербальным способом).

Источниками данных могут быть сам пациент, члены его семьи, специалисты, знакомившиеся ра­нее с пациентом, амбулаторная карта, специальная литература.

В ходе обследования между сестрой и пациентом должен быть установлен психологический контакт. Пациент должен доверять медицинскому работни­ку, ощущать уверенность, что о нем позаботятся должным образом и на уровне, соответствующем достижениям современной медицины.

Вторая ступень сестринского процесса — сест­ринский диагноз. Греческое слово diagnosis — "рас­познавание, определение" для врача означает уста­новление причин страдания на основе выявленных симптомов. Сестринский диагноз — это также про­думанный вывод, основанный на анализе и интер­претации информации, полученной при обследова­нии, но он фокусируется на реакциях пациента, связанных со здоровьем, а не на распознавании бо­лезней. Какие это могут быть проблемы? Огра­ниченность самообслуживания, нарушения сна, от­дыха, питания, кровообращения, сексуальной жиз­ни; боль; дискомфорт; эмоциональная неустойчи­вость, связанная с болезнью, угрожающей здоровью и повседневной жизни; нарушение мыслительной деятельности; изменение представления о самом се­бе; проблемы, связанные с жизненными циклами (рождение, смерть, стадии развития); проблемы в сфере отношений и т. д. Таким образом, сестрин­ский диагноз выносит решение о состоянии здоро­вья пациента, сделанное профессиональными сест­рами и описывающее реакции пациента на сущест­вующие или потенциальные проблемы со здоровь­ем. Во время установления сестринского диагноза принимаются во внимание физические, психоло­гические и интеллектуальные данные.

Третий этап сестринского процесса — определе­ние предстоящих целей, плана действий, включает планирование помощи, направленной на удовлетво­рение выявленных потребностей, связанных с со­стоянием здоровья пациента. Его цель — предупре­дить, облегчить, уменьшить или свести до миниму­ма трудности, возникающие у пациента. Он сам должен участвовать в этом процессе, при котором сестра не только учитывает просьбы пациента, свои знания и возможности, но и возможности здраво­охранения, учреждения, в котором она работает. Необходимо также установить конкретные сроки достижения каждой цели. Ожидаемые результаты записываются, а затем оцениваются на соответст­вующем этапе сестринского процесса. Цели должны быть реальными и мотивировать пациента к их дос­тижению.

План должен включать кратковременные (на 1 нед) и долговременные цели. В нем указываются мероприятие (действие), критерии (число, время, расстояние), условия. Например, больной Н. дол­жен начать ходить после перенесенного острого ин­фаркта миокарда на 10 м к 15.03 с помощником. Начать ходить — действие, к 15..03 на 10 м — крите­рии, с помощником — условие.

Следующий этап — реализация плана. Он включает помощь при болезни, в профилактике и укреплении здоровья. Такая помощь может быть ежедневной (гигиенические процедуры, одевание), периодической и т. д. Это развивающийся процесс, и сестра должна систематически уточнять план реализации, вносить в него коррективы.

В современном медсестринском деле выделяют 3 основных типа реализации плана действий: зависи­мый, когда требуются указания врача, но должны использоваться знания и навыки сестры (прием больным лекарств, введение желудочного зонда, подготовка к диагностическому исследованию и т. д.); независимый, при котором действия сестры регулируются каким-либо правовым актом (закон о сестринской деятельности, положение о хосписе, инструкция и пр.); взаимозависимый, или партнер­ский, при котором деятельность медсестры осуще­ствляется совместно с другими специалистами.

Примером такого типа реализации может быть план процедур, выполняемых сестрой без врача.

Заключительный этап сестринского процесса — оценка достигнутых результатов. Она включает ре­акцию пациента на вмешательство, мнение пациен­та, достижение поставленных целей, качество ока­занной помощи в соответствии с определенными стандартами.

Значительную роль в системе взаимоотношений медицинского работника и пациента играют лично­стные данные врача, медсестры, пациента, особен­ности его заболевания.


    продолжение
1 2 3    

Добавить реферат в свой блог или сайт
Удобная ссылка:

Завантажити реферат безкоштовно
подобрать список литературы


Биомедицинская этика этика и деонтология в работе медицинской сестры


Постійний url цієї сторінки:
Реферат Биомедицинская этика этика и деонтология в работе медицинской сестры


Разместите кнопку на своём сайте:
Рефераты
вгору сторінки


© coolreferat.com | написать письмо | правообладателям | читателям
При копировании материалов укажите ссылку.